Медиабеседа «Память, которой не будет конца»

Трагедия Змиёвской балки

Ростов-на-Дону гитлеровцы и их союзники захватывали дважды. Первая оккупация продлилась всего неделю. Впрочем, и за неделю немцы успели уничтожить десятки мирных жителей. Именно в эти дни погиб знаменитый Витя Черевичкин.


Вторая оккупация Ростова была намного продолжительнее и страшнее первой.

Именно в период второй оккупации Ростова-на-Дону оккупантами и их пособниками были убиты десятки тысяч мирных граждан. Более 50 тысяч ростовчан угнали в Германию в рабство, 40 тысяч человек было уничтожено фашистами. В результате авиационных ударов и артиллерийских обстрелов — было уничтожено 12 тысяч домов. Жертвами нацистского террора в Ростове-на-Дону стали военнопленные советские солдаты и офицеры, коммунисты, лица еврейской и цыганской национальности и члены их семей, а также большое количество мирных граждан, заподозренных в участии в подпольной антифашистской деятельности.

Змиевская балка. История.

Семьдесят с лишним лет тому назад район под названием «Змиевская балка» был северо-западной окраиной Ростова-на-Дону. Балка была притоком реки Темерник, протекающей через весь Ростов, а название «Змиевской» получила потому, что здесь всегда водилось большое количество змей. Официально Змиевскую балку называли «городской дачей № 10». Вблизи «дачи» располагались два поселка — 1-й и 2-й поселки Змиевка. Места в Змиевской балке были глухие. Собственно говоря, здесь и сегодня, спустя семьдесят лет, не очень обжитой и презентабельный район — глухой частный сектор, Ботанический сад, зоопарк, дачные товарищества. В тридцатые годы в Змиевской балке располагалась городская мыловарня. Ее вынесли за город, чтобы она не распространяла неприятный запах вблизи жилых домов. Ведь мыло тогда варили из отходов производства мясокомбината. Перед войной глухой район Змиевской балки практически пустовал. Здесь жило не более тридцати семей. Они размещались в двух одноэтажных деревянных домах и большом двухэтажном доме. В расположенной по соседству усадьбе, при которой был фруктовый сад, после революции разместили детскую трудовую коммуну.

Именно Змиевскую балку оккупационные власти выбрали местом совершения своих кровавых преступлений

Здесь было решено уничтожать советских военнопленных и мирных граждан. 5-6 августа в Змиевскую балку были доставлены военнопленные солдаты и офицеры Красной Армии. Под дулами автоматов немецких оккупантов и полицаев им предстояло вырыть большое количество ям и рвов — для братских могил. После выполненной работы 300 военнопленных расстреляли в той же Змиевской балке.

9 августа 1942 г. в газете «Голос Ростова», которую издавала оккупационная администрация — управление бургомистра города, было опубликовано 2 обращения к евреям города Ростова-на-Дону. В первом  сообщается об обязательной регистрации, начиная с 14 лет, всех евреев города Ростова. Всего зарегистрировались чуть более 2000 человек. Во втором обращении жителям Ростова еврейской национальности было предписано 11 августа, к 8 часам утра, явиться на шесть сборных пунктов. Сборные пункты расположились в центре города — на ул.Пушкинская, 137-139, Социалистическая, 90, Энгельса, 60, Просвещенческая, 23/73, 20-я линия, 14; Станиславского, 188.

Зондеркоманда 10-а

Операцию по уничтожению еврейского населения Ростова-на-Дону немецкое командование решило поручить зондеркоманде «10-а». Зондеркоманда 10-а была создана на территории Германии, а в 1942 г. направлена в Крым, где занималась уничтожением плененных партизан и подпольщиков. Затем команду перебросили в Мариуполь, а позже перевели в Таганрог и в Ростов-на-Дону. Начальником зондеркоманды был оберштурмбанфюрер СС (звание, эквивалентное подполковнику) Курт Кристман (1907 года рождения, с 1933 г. — член НСДАП). Врачом команды был доктор Герц. Именно он непосредственно ведал «газовыми камерами» и отвечал за техническую сторону уничтожения мирных советских граждан.

Курт Кристманн (в центре) со своей зондеркомандой 1942г.

«Два дня слышались стоны…»

Утром 11 августа большие колонны евреев выдвинулись в сторону сборных пунктов. На сборных пунктах их переписывали, погружали в грузовые автомобили или отправляли пешком, в колоннах по двести человек в каждой, в сторону поселка 2-я Змиевка. Жителям поселка на два дня приказали покинуть свои дома. Лишние свидетели готовящегося преступления немцам были не нужны.

«Шли длинными колоннами, по 5-6 человек в каждом ряду. Перед этим немцы предупредили нас, чтобы мы не выходили на улицу. Но какое там! День был жаркий, к тому же туалет находился во дворе. Облегчиться туда, под присмотром охраны, заходили и люди из колонны…Я выскочил в туалет, а мимо как раз проходила колонна.К нам во двор зашел мужчина с большими сумками. Я спросил: «Дяденька, куда же вас ведут?» Он ответил: «На работу». Похоже что он сам этому не верил, но еще на что-то надеялся» — вспоминает непосредственный очевидец тех событий Василий Николаевич Сладков (Цит. по: Оленев А. Сильней отчаянного крика Змиевской балки тишина // http://rslovar.com/).

Взрослых евреев частью расстреливали, частью уничтожали в душегубку, в каждой из которых размещалось по пятьдесят человек. Маленьких детей убивали, смазывая им губы ядом. Естественно, что проследить за уничтожением такого количества людей было непросто, поэтому многих несчастных закопали заживо. Жильцы расположенных по соседству домов поселка 2-я Змиевка рассказывали, что еще дня два слышали из балки стоны закопанных заживо тяжело раненых людей.

В течение одного лишь дня 11 августа было уничтожено 13 тысяч человек. На следующий день расстреляли примерно такое же количество советских граждан. Среди убитых были не только евреи, но и члены их семей самых разных национальностей — русские, армяне, поляки, не пожелавшие расставаться с родственниками и решившие разделить их судьбу.

Известные и безымянные жертвы

Среди убитых фашистскими карателями советских граждан были люди самых разных профессий. Пожалуй, самая знаменитая жертва трагедии в Змиевской балке — известный психолог Сабина Шпильрейн (1885-1942). Коренная ростовчанка, еще в дореволюционные годы она училась в Европе, в университете Цюриха. Однако в историю мировой психологии Сабина вошла благодаря лечению в одной из медицинских клиник того же города. В 1904 году Сабина была помещена в психиатрическую клинику Цюриха с диагнозом «психотическая истерия» . Лечащим врачом Сабины стал тридцатилетний молодой ученый Карл Густав Юнг . Разница в возрасте между Сабиной и Карлом была всего десять лет. Между молодым врачом и его пациенткой завязался роман. В Цюрихе Сабина Шпильрейн жила до 1911 г. Затем она вернулась в Россию. Судьба распорядилась так, что погибла Сабина в родном Ростове от рук немцев, соплеменников возлюбленного своей юности. Вместе с ней погибли две ее дочери.

Другим известным человеком, погибшим в Змиевской балке, был Моисей Яковлевич Винокур (1870-1942)

— давний товарищ прославленного маршала С.М. Буденного еще по революционным годам. В начале ХХ века Винокуру принадлежала типография, где в годы Гражданской войны печатались штабные бланки 1-й Конной Армии. После сворачивания НЭПа Винокур свою типографию был вынужден закрыть и тихо доживал жизнь скромным пенсионером. Мог ли двадцать лет назад он подумать, что найдет на восьмом десятке жизни свою смерть в балке на окраине Ростова, от рук гитлеровских палачей?

Впоследствии выяснилось, что от рук немецких палачей и их местных приспешников погибло не менее 27 тысяч советских граждан самых разных национальностей и социального положения.

Змиевская балка стала гигантской братской могилой для жертв гитлеровского террора против мирного населения Ростова-на-Дону. Вплоть до наступления зимы в Змиевской балке продолжались казни советских граждан. Привозили на расстрел захваченных партизан и подпольщиков, выявленных коммунистов и членов их семей, пойманных цыган. Даже душевнобольные люди из ростовской психбольницы были уничтожены немецкими карателями в зловещей Змиевке.

Память о трагедии

14 февраля 1943 г., в результате ожесточенных боев, Ростов-на-Дону был освобожден от немецко-фашистских оккупантов. Спустя три дня, 17 февраля 1943 г., чрезвычайная государственная комиссия, занимавшаяся учетом ущерба, понесенного в результате оккупации Ростова-на-Дону гитлеровскими войсками, установила факт организации в городе массового уничтожения еврейского населения.

Согласно докладной записке УНКВД,

«дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились организованным физическим уничтожением всего еврейского населения, коммунистов, советского актива и советских патриотов…В одной только городской тюрьме 14 февраля 1943 года — в день освобождения Ростова — частями Красной Армии было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Из общего количества трупов 370 были обнаружены в яме, 303 — в разных местах двора и 346 — среди развалин взорванного здания. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины» (докладная записка УНКВД по Ростовской области № 7/17 от 16.03.1943 ).


В начале 1950-х годов в устье Змиёвской балки, вблизи дороги, были установлены два временных памятника: обелиск и тиражная скульптура «Клятва товарищей».

В начале 1970-х годов в соответствии с генеральным планом развития города было запланировано соединить магистралью городского значения улицу Мечникова с Западной промышленной зоной. Новая дорога должна была проходить через места массовых расстрелов и захоронений 1942 года.

К 1973 году была проложена лишь часть трассы с устройством нового железнодорожного переезда,которая выходила на улицу Доватора. На участке местности между автострадой и железной дорогой было предложено установить мемориал памяти жертв фашизма, в процессе сооружения которого тиражный скульптурный памятник и обелиск демонтировали.

Создание Мемориального комплекса инициировал скульптор Николай Аведиков. Возглавлять творческий коллектив было поручено главному архитектору города Норальду Нерсесьянцу. Также активное участие в создании мемориала приняли архитектор Рубен Мурадян, скульпторы Николай Аведиков, Борис и Евгения Лапко.

Денежные средства и материалы на сооружение мемориала выделили ростовские предприятия.

Мемориальный парк включает в себя крутые и пологие склоны, поросшие разнотравьем и приземистыми деревцами лоха серебристого. На северном склоне у трассы открыт парадный вход, определяемый Траурным залом. Он создан в виде бетонного объёма, врезанного в склон рельефа с обзорной площадкой на перекрытии.

От зала по склону в низину идет Аллея скорби, на ней находится чаша Вечного огня. Ряд пилонов, которые напоминают склонённые знамёна, прерывается символическими надгробиями.

Нижний ярус мемориала построен в виде Площадки памяти, возвышающейся над днищем балки ― могилой десятков тысяч жертв. Здесь находится скульптурная группа «Жертвы расстрела». От неё вверх по склону поднимается Аллея памяти.

9 мая 1975 года в Змиёвской балке был открыт мемориал жертвам нацизма.

В декабре 2013  было принято решение об изменении текста на памятной доске. Вновь утверждённый текст звучит так:

«Здесь, в Змиевской балке, в августе 1942 года гитлеровскими оккупантами было уничтожено более 27 тысяч мирных граждан Ростова-на-Дону и советских военнопленных. Среди убитых — представители многих национальностей. Змиевская балка — крупнейшее на территории Российской Федерации место массового уничтожения фашистскими захватчиками евреев в период Великой Отечественной войны».