Краеведческий вернисаж «ЖИЗНЬ И СУДЬБА ДОНСКОГО РОДЕНА»

Дорогие друзья!

14 октября отмечалось 115 лет со дня рождения выдающегося национального донского художника и скульптора Сергея Григорьевича Королькова.

Сергей Корольков родился в 1905 году на Тихом Дону, в хуторе Павлов станицы Константиновской. С самого детства в степях Сальского округа наблюдал Сергей жизнь казаков, коней, донскую природу. Серёже было 8 когда не стало отца, и Корольковы переехали в Новочеркасск, где жили на средства, скопленные отцом. Во время гражданской войны семья уехала из города подальше от боёв. Чтобы выжить в тяжелые послереволюционные годы, а также и обеспечить стареющую мать пятнадцатилетний юноша устраивается в рыбацкую артель.

В свободное от работы время занимается рисованием. А однажды вылепил из глины фигуру рыбака в полный рост. В 1926 году эта фигура попалась на глаза группе ростовских художников, выехавших на этюды в низовья Дона. Познакомившись с Корольковым и содержанием его тетрадок, восхищенные художники пригласили его учиться в первую советскую художественную школу Донпрофобра в Ростове (с 1959 года это Ростовское художественное училище имени М.Б. Грекова). Уровень преподавания здесь был чрезвычайно высок: художественные классы вели выпускники Академии художеств, Московского училища живописи из мастерской В. Серова. Сведений о периоде учёбы Сергея Григорьевича в Ростове практически не осталось. Известно лишь, что Корольков мог рисовать целыми днями, не уставая, из карманов у него часто торчали куски деревянной мебели, ножки стула, доски столешницы. Он вырезал из него фигурки, иногда занимаясь этим даже в трамвае. Через год в Ростове состоялась первая выставка 22-летнего художника, а вскоре его работы батальной тематики были выставлены в краевом Музее северного Кавказа. После окончания учебы Корольков работает художником в редакции газеты «Большевистская смена», где рисует карикатуры, высмеивающие социальные пороки. Позже поступает в Ленинградскую академию художеств, однако через некоторое время профессора академии заявляют Королькову «Вас нам нечему учить. Талант настолько отшлифован, что дальнейшее обучение может только навредить».

Будучи ещё неопытным, Сергей Корольков уже помогал выдающемуся баталисту Митрофану Борисовичу Грекову в создании эпической диорамы «Взятие Ростова Красной Армией», которая в 1932 году была выставлена для всеобщего обозрения. В скульптуре его наставником был  осетин Сосланбек Тавасиев.

Вместе с Корольковым, на одном курсе учился другой замечательный скульптор — Евгений Вучетич, будущий автор мемориала на Мамаевой кургане, в Трептовом парке и многих других произведений. После окончания учебы Корольков и Вучетич поступают в Ленинградскую академию художеств.

Затем Корольков возвращается в Ростов, где создает цикл рисунков и скульптур, посвященных истории казачества и Гражданской войны.
Заказов у молодого скульптора было достаточно и без академического образования. Он создавал скульптуры для выставок и строений многочисленные фигуры передовиков социализма: шахтеров-стахановцев, рабочих-многостаночников, колхозников и лучших доярок. Однажды ему предложили даже вылепить бюст товарища Сталина. Категорически отказался: мол, до таких шедевров не дорос…
В 1935 году он выступает в ростовской газете «Молот» со статьёй «Украсим город»:
«Наш город беден скульптурными украшениями. Парки и улицы однообразны и скучны. Сейчас идет социалистическое переустройство Ростова. Следует подумать и о скульптурном украшении его… до сих пор не увековечена героическая борьба партии и рабочего класса за советскую власть, память стачки 1902 г, революции 1905 года. Следует увековечить имена героев гражданской войны, создав о них скульптурные произведения. Я уже начал кое что делать….»
В начале 30-х архитекторы Щуко и Гельфрейх строят в Ростове здание Драматического театра. Это колоссальное сооружение действительно поражает воображение: сделанное в форме гигантского трактора, оно считается шедевром мирового конструктивизма и сейчас входит во все учебники архитектуры как самый яркий образец конструктивистского стиля в архитектуре. Для скульптурного оформления здания они привлекают Королькова и Вучетича. Сейчас театр немыслим без горельефов казачьего скульптора — «Железный поток» и «Гибель Вандеи».

Также Сергей Корольков создаёт барельефы для советского павильона на Всемирной выставке во Флашинч Мэдоу под Нью-Йорком (1939). Затем уже вместе с Вучетичем оформляет гостиницу «Ростов» в Ростове-на-Дону и фонтан «Богатырь» на углу Буденновского и Красноармейской. Так же продолжает многолетнею работу над циклом рисунков и скульптур из истории донского казачества. У Королькова был удивительный дар — один раз, мельком увидев кого-нибудь, он, по прошествии времени, мог безошибочно, по памяти изваять скульптурное изображение или написать портрет.

Одной из самых замечательных работ Сергея Королькова остается создание иллюстраций к шолоховскому «Тихому Дону». Сам Михаил Александрович долго подыскивал достойного художника.

Однажды в беседе с Максимом Горьким он жаловался, что поиски эти безуспешны. Алексей Максимович заметил: тема романа тесно связана с колоритным казачьим бытом, и воспроизвести его может только талантливый художник-казак.
— Откуда же мне его взять? — ответил Шолохов. — Дон художниками не богат…
— Нашелся писатель, найдется и иллюстратор, — ответил Горький. Он же посоветовал вёшенцу связаться с Корольковым. К этому времени художник уже приобрел известность в Северо-Кавказском крае как автор рисунков по истории Дона. Эти рисунки, находившиеся в трёх музеях Ростова, погибли во время немецких оккупаций города 1941 и 1942 годов. Надо заметить, что в 30-е годы Сергей Корольков становится довольно известным иллюстратором: в 1934 году делает карандашом восемь листов к роману из казачьей жизни Д.И. Петрова-Бирюка «На Хопре», иллюстрирует «Железный поток» Серафимовича, «Как закалялась сталь» Николая Островского. В планах была «Цусима» Новикова-Прибоя. Но «Тихий Дон» для Королькова, конечно же, был главным событием. Пронзительная, откровенная, страшная казачья эпопея ошеломила художника. Вскоре появились его 96 рисунков карандашом, среди которых — «Григорий и Аксинья», «Семья Мелеховых», «Мелехов спасает Степана Астахова», «Пленные большевики» и другие работы. Над иллюстрациями к роману «Тихий Дон» художник работал около трёх лет, по его словам, «с увлечением и продолжительное время».

Исполненные Сергеем Корольковым рисунки полностью удовлетворили Михаила Александровича, он был в восторге. Его поразило знание Корольковым казачьего уклада. Говорят, правда, что однажды писатель указал Королькову на неточность в изображении сбруи коня. На что художник резко заметил: «Михаил Александрович, я тебя учу писать? Вот и ты не учи меня рисовать!».

Всего же до войны изданий с корольковскими иллюстрациями выходило трижды, в Москве и Ростове-на-Дону.

Переломным этапом жизни художника стала немецкая оккупация Ростова вернее, две — в 1941 и 1942 годах. Когда фашистские войска второй раз захватили донскую столицу, Корольков не эвакуировался. Вместе со многими другими представителями донской творческой интеллигенцией, он приветствует немецкие войска, видя в них освободителей от большевизма. Некоторые же утверждают, будто он не успел эвакуироваться, и ему пришлось приспосабливаться.

При немцах художник принимал заказы, рисовал немецких офицеров, сблизился с семьей Михаила Миллера, возглавившего «Особую комиссию по казачьим делам», в квартире которого собирались единомышленники: «собравшись за столом, обнявшись, тихо пели свои песни, вроде «Мы – дети великого Дона»…


Как пишет племянник Сергея Григорьевича Владимир Быкадоров, «сам Корольков рассказывал мне, что для приобретения хотя бы каких-нибудь средств, ему приходилось продавать знакомым с русским искусством немцам личные зарисовки, в том числе и несколько оригинальных иллюстраций к роману «Тихий Дон». Жена Сергея Григорьевича — Лиля держала собственный салон, куда приходили высокопоставленные немецкие чиновники. Наверное, среди них и были знатоки русского искусства.

При отступлении немцев из Ростова в 1943 году, Корольков ушел вместе с ними. Для него и его произведений по легенде немцы будто выделяют целый грузовик.

В конце 1948 года, благодаря поддержке родственника Николая Королькова, члена Донского Казачьего круга в изгнании, эмигрировавшего во время Гражданской вместе с войсками Врангеля, Корольковы с родившимся в 1945 году сыном Александром переезжают из Европы в Нью-Йорк.

Поначалу в США Корольков работает на трикотажной фабрике по изготовлению материи: разрабатывает рисунки тканей сообразно моде и вкусу покупателей. По словам Сергея Григорьевича, подобный труд для него был моральной мукой. Вскоре благодаря знакомствам в мире американской художественной богемы Корольков получает ряд крупных заказов как скульптор. Продолжал он создавать и живописные полотна. Одна из самых знаменитых картин американского периода –  «Выдача казаков в Лиенце». Она рассказывает о выдаче Великобританией Советскому Союзу в июне 1945 года» казаков, сотрудничавших с Гитлером.


В конце 1959 года в США приехал Никита Хрущев. Вместе с ним в Америку отправился и Михаил Шолохов. От встречи с будущим Нобелевским лауреатом и своим бывшим другом Корольков категорически отказался.

Умер Сергей Корольков от разрыва сердца в 1967 году, в возрасте 62-х лет. Похоронен он на казачьем участке Свято-Владимирского кладбища в штате Нью-Джерси. На каменном кресте кроме фамилии, имени, отчества и дат жизни выбиты слова: «помилуй раба Твоего». Через 2 года рядом с ним похоронили его жену.

Осенью 2005 года на фасаде Ростовского драматического театра им. Горького была установлена мемориальная доска в честь замечательного скульптора Сергея Королькова. О нём пишут книги, пытаются создать музей. И то, что его имя и творения вновь высоко ценятся на Родине – прекрасно!

Предлагаю вашему вниманию сюжет о Сергее Королькове.

Спасибо за внимание.

Мероприятие подготовила библиотекарь 1 категории КБИЦ имени М.А.Шолохова — Гришина Н.С.